ГЛАВНАЯ

° Тайский массаж
° Эротический массаж
° Детский массаж
° Антицеллюлитный массаж
° Криомассаж
° Массаж лица
° Лечебный самомассаж
° Осязание
° Косметический массаж для глаз
° Утренний массаж
° Вечерний массаж
° История массажа

СТАТЬИ

ДОКУМЕНТЫ

КОНТАКТЫ

объявления

       Криомассаж

В последние годы как у нас в стране, так и за рубежом, отмечается повышенный интерес научных исследователей и практической медицины к использованию охлаждения с лечебной и оздоровительной целями. Известны наиболее часто встречающиеся и устойчивые позитивные эффекты лечебного воздействия холода на организм. Это уменьшение и ликвидация болевого синдрома, воспалительного процесса, улучшение крово-и лимфообращения, нормализация капиллярного кровотока, миорелаксация спастических мышц, антигипоксическое действие, стимуляция репаративно-трофических реакций и иммунного статуса.


Следовательно, можно сказать, что указанный характер влияния криотерапии (КТ) на организм больных определяет ее как один из универсальных физических факторов положительного воздействия на основное звено патологического синдрома, а именно на воспалительный процесс, имеющий место при самых разных нозологических формах. Поэтому важна необходимость расширения исследования и практического применения методов КТ как перспективных технологий, направленных на повышение потенциала, компенсаторных возможностей организма больных людей без применения медикаментозной терапии.


Однако, как показал анализ существующей литературы, вопросы механизма действия КТ изучены еще далеко недостаточно; освещены лишь отдельные аспекты ее влияния на организм.
Эффекты КТ связаны, прежде всего, с возбуждением кожных Холодовых рецепторов, которое субъективно ощущается пациентом как холод, сменяющийся чувством жжения и покалывания с последующим его переходом в ощущение некоторой болезненности и состояние анестезии и аналгезии. Эти явления имеют место, как правило, при адекватном дозировании хладоагентов. Интересно, что холодовые рецепторы расположены значительно ближе к поверхности кожи, чем тепловые, и количество Холодовых рецепторов в кожных покровах в 8-10 раз превышает количество тепловых. Поэтому раздражение Холодовых рецепторов, реагирующих на изменение окружающей температуры даже на сотые доли градуса, приводит к мощному разряду рефлекторного воздействия криофакторов на организм человека. Положение о более сильном и глубоком влиянии холода на организм по сравнению с теплом подтверждается наблюдениями физиологов. Было отмечено, что последействие однократной тепловой процедуры прослеживается в течение получаса, а следовые реакции после однократной процедуры воздействия холодом - в течение трех и более часов.


Из проведенных исследований известно, что оптимальная эффективность влияния КТ отмечается при локальном охлаждении кожных покровов до температуры -15- 8°С. При охлаждении ниже этих величин в организме могут происходить необратимые патологические изменения.
Установлено также, что реакция подкожной клетчатки и мышц на охлаждение является менее выраженной по сравнению с реакцией кожных покровов. В частности, известно, что при охлаждении мышечной ткани отмечается снижение активности веретен, сократительной способности мышц в сочетании с улучшением процесса сопряжения фосфолирирования с активацией тканевого дыхания в жировой ткани. При этом отмечается возрастание силы и выносливости мышц, а также увеличение физической работоспособности у пациентов.
В работах последних лет удалось показать, что воздействие холодом от -180 до 0.°С в адекватной дозировке почти не изменяет температуру мышц и нервных стволов. Спазмомиорелаксирующий эффект КТ реализуется в этом случае через экстерорецепторный аппарат кожи и гаммамотонейронную систему наряду со снижением моносимпатической возбудимости спинного мозга.


При изучении ответных реакций со стороны сердечно-сосудистой системы на дозированное охлаждение было установлено, что адекватно дозируемая КТ вызывает в системе кровообращения положительные сдвиги, в частности в виде улучшения кровоснабжения миокарда, отсутствие неблагоприятных изменений в миокарде, как при его ишемии, так и при нарушении сердечного ритма, в сочетании с повышением венозного оттока. Локальная КТ не вызывает отрицательной динамики на ЭКГ, в том числе и у лиц, страдающих кардиосклерозом с наличием суправентрикулярных и желудочковых экстрасистол.
Реакция мелких и средних сосудов на охлаждение характеризуется двухфазностью. Первая фаза - это сужение сосудов в ответ на холод для сохранения организмом тепла, вторая фаза - это их расширение по типу обратной связи в результате усиленного теплообразования, компенсирующего воздействие холодом. Представление о том, что первая фаза сосудистой реакции имеет место во время действия хладоагента, а вторая фаза - в период его последействия, является неверным, так как в большом ряде случаев во время локальной КТ у пациентов отмечается возникновение холодовой гиперемии, которая объясняется образованием в ответ на холод комплекса сосудорасширяющих веществ, снижением мышечного тонуса сосудов и стимуляцией аксон-рефлексов.


В реальной же ситуации двухфазная реакция сосудов на холод имеет место как при прямом воздействии охлаждения, так и после него, определяя ритмичность колебаний сужения и расширения кровеносных сосудов и, таким образом, предотвращая ишемическое повреждение тканей. В то же время следует отметить, что характер сосудистых реакций на холод еще полностью не изучен.
Фактически не изучено и влияние охлаждения на нейроэндокринную систему. Имеются единичные свидетельства о том, что под влиянием дозированного холода не выявлено существенных колебаний уровня соматотропного гормона, пролактина, кортизола, адреналина, на фоне увеличения концентрации норадреналина крови.


Также имеются лишь единичные наблюдения о влиянии криоагентов на обмен веществ. Эти сведения указывают на умеренное повышение сахара крови, мочевой кислоты, холестерина, триглицеридов при снижении уровня свободных жирных кислот на фоне увеличения парциального давления кислорода с одновременным уменьшением парциального давления углекислого газа. Такое щадящее влияние холода на нейроэндокринную систему и наличие умеренных сдвигов под его влиянием в обмене веществ указывают на защитно-продуктивное воздействие КТ.
Подтверждением этому является четко установленное стимулирующее влияние КТ на нейропептидную систему, в результате которого происходит существенное увеличение количества эндогенных опиоидов в организме. Последнее, по мнению многих исследователей, и является одним из главных компонентов реализации эффекта охлаждения.
В этой связи уместно констатировать признанный всеми исследователями анальгетический и противовоспалительный эффект влияния КТ, имеющий различную степень выраженности, что, несомненно, определяется как характером клинического патологического процесса, так и индивидуальными особенностями организма больных.


Противоболевое влияние КТ объясняется блокированием механохолодовых рецепторов кожи и аксон-рефлексов, повышением сенсорного и болевого порога восприятия раздражения, а также нормализацией антидромной возбудимости нейронов спинного мозга, повышением концентрации эндогенных опиоидов и уменьшением степени воспалительного процесса.
Нейтрализацию клинических признаков воспаления после КТ наблюдали все исследователи, занимавшиеся этим вопросом. На подавление активности воспалительного процесса при воздействии КТ указывало, в частности, снижение способности клеток периферической крови к высвобождению медиаторов воспаления. Этот процесс в крови и тканях сочетался с положительными сдвигами в лабораторных показателях воспаления. Из всего вышеизложенного следует, что характер ответных реакций и изменений в организме на дозированный холод от -180 до 0°С в большинстве случаев оказывался позитивным и не носил признаков перенапряжения терморегуляторных механизмов. Это позволяло использовать лечебный холод у пациентов с разнообразными нозологическими формами и в широком возрастном диапазоне.


Таким образом, регуляция термогенеза человеческого организма представляет собой сложную систему, которая достаточно тонко, быстро и вариабельно реагирует на воздействие холода и тепла. Причем характер реактивного ответа организма на кратковременный и адекватно дозируемый холод отличается более объемными и более выраженными в количественном и качественном отношении сдвигами, чем на кратковременное и адекватно дозируемое тепло.
Поэтому процедура локального холода, непосредственно воздействуя на кожные покровы, прежде всего, стимулирует повышение тонуса симпатоадреналовой системы с выбросом катехоламинов. Увеличенная секреция стрессорных гормонов путем сужения периферических сосудов и снижения температуры периферических тканей ограничивает теплоотдачу организма в окружающую среду, одновременно усиливая активность процессов внутреннего термогенеза, то есть выработку эндогенного тепла в организме. В период после прекращения экспозиции хладагента уже не наблюдается усиления теплообразования, но продолжает оставаться сниженной теплоотдача за счет уменьшения скорости кровотока и снижения интенсивности обмена веществ в периферических тканях.


Следовательно, внутренняя среда тела человека оказывается как бы окруженной достаточно плотным теплоизоляционным слоем, что позволяет длительно после процедуры сохранять ранее повышенный уровень эндогенного тепла в организме и продлить влияние положительных компенсаторных сдвигов, имевших место во время действия хладагента.
Здесь уместно заметить, что положительный характер изменений в организме и степень их выраженности под влиянием процедур КТ во многом будет зависеть не только от потенциала хладагента, но также и от выраженности патологического процесса (острый, хронический), от стадии заболевания, от индивидуальной переносимости холода, от возраста и пола, от сопутствующих заболеваний и, конечно, от методического построения (дозирования) процедуры КТ.


К настоящему времени существующие методы КТ могут быть разделены на две группы. Это методы КТ с использованием умеренно низких температур от -30 до 0°С и методы КТ с использованием экстремально низких температур от -180 до -30°С.
При локальном применении экстремально низких температур с лечебной целью используют охлажденный воздух или парожидкостную смесь азота, которые «выдуваются» на локальный участок тела при температуре охлаждающего агента от -180 до -30°С с длительностью экспозиции от 1 до 10 минут. Для общей КТ применяют криокамеры с рабочим диапазоном температур от -110 до -20°С и длительностью лечебного воздействия от 0,5 до 3 минут.
Недостатком этих методов КТ является значительная стоимость необходимой аппаратуры, выделение специальных помещений для установки таких устройств и относительно небольшой процент охвата пациентов при лечении указанными методами.
Более доступными и малозатратными являются устройства и приспособления, генерирующие умеренно низкие температуры от -30 до 0°С. Это ледяные аппликации, массаж кубиками льда, общие и местные холодные ванны, криоаппликации с помощью термоэлектрических устройств, хлорэтиловые и спиртовые блокады,


Однако, несмотря на свою дешевизну и общедоступность перечисленные устройства и хладагенты имеют один существенный недостаток. Как правило, все они не обладают достаточным охлаждающим потенциалом, и при своем воздействии на организм вызывают лишь слабую ответную терморегуляторную реакцию. Такая реакция характеризуется уменьшением кровотока, снижением потребления кислорода в кожных покровах, недостаточной активностью катехоламинов и гормональных структур на фоне незначительного повышения теплообразования в организме.
Сильная же ответная терморегуляторная реакция наблюдается в ответ на кратковременное воздействие холода экстремально и умеренно низкой температуры от -180 до -20°С. Такая реакция характеризуется существенным увеличением капиллярного и венозного кровотока, повышением потребления кислорода, активизацией выделения катехоламинов и других тканевых гормонов и ферментов.


Принимая во внимание эти сведения, а также необходимость наличия для широкой практической деятельности общедоступного, малозатратного и высокоэффективного охлаждающего устройства, нами разработан оригинальный криопакет температурой от -25 до -23°С (патент № 2074680). С помощью данного криопакета в зависимости от методических приемов можно стимулировать как слабую терморегуляторную реакцию (например, для лечения заболеваний опорно-двигательной системы), так и сильную терморегуляторную реакцию, необходимую при лечении заболеваний внутренних органов.
Разработанный криопакет (КП) представляет собой 500,0 мл объема замороженного водоохлаж-дающего солевого раствора, помещенного в специальную эластичную оболочку, хранящийся в бытовой криокамере. Один КР может быть использован у разных больных и многократно, но не в один и тот же день, так как для набора «холодового потенциала» КР требуется не менее 12 часов хранения его в морозильной камере. Дезинфекция КР осуществляется во время замораживания, что подтверждено анализом микробиологических наблюдений, но при необходимости рабочая поверхность КР может быть обработана спиртом.
Сравнение холодового потенциала и характера влияния криопакета с водоохлаждающим раствором (КР) и близкого ему аналога криопакета со льдом (КЛ) на пациентов показало следующее.
К применению КЛ пациенты всегда относились негативно из-за ощущения ими резкого холода во время процедуры. Это явление объяснялось резким отбором тепла от тела пациентов в силу быстрого таяния льда, имеющего, как известно, температуру плавления 0°С. Отсюда температура таящей воды в КЛ при проведении процедуры всегда имела положительное значение, что указывало на то, что КЛ не может считаться истинным криоагентом. Поэтому после процедуры КЛ восстановление сниженной температуры кожных покровов прослеживалось лишь на протяжении 2-3 часов.
Применение же КР не вызывало у пациентов отрицательных эмоций, так как КР при проведении процедуры отбирал тепло у пациентов очень медленно. Это было обусловлено тем, что содержимое КР таяло в 10-12 раз медленнее, чем содержимое КЛ.


Такой своеобразный «обман» ощущений пациентов позволял использовать высокий холодовой потенциал КР без негативных реакций с их стороны. Причем температура минимального количества растаявшего раствора в КР всегда имела отрицательное значение, подтверждая его статус как истинного хладоагента. Поэтому после процедуры КР восстановление сниженной температуры кожных покровов прослеживалось в начале курса на протяжении 10-12 часов, а в конце его уже на протяжении 22-24 часов, что указывало на определенный кумулятивный эффект криомассажа.
Применение КР в клинической практике позволило разработать условно «универсальную» новую технологию локального криомассажа (КМ) для восстановительного лечения больных с разными, наиболее часто встречающимися заболеваниями внутренних органов.
Эта технология состояла в следующем. Криопакетом КР осуществляется наружный массаж определенной области тела в два цикла по 4-7 минут каждый, с паузой отдыха в 1,5-2 минуты между этими циклами, длительностью однократной процедуры 10-16 минут и курсовым их количеством 8-12 ежедневных процедур, иногда до 16-18 процедур, в зависимости от тяжести и длительности заболевания.


Процедура КМ проводится следующим образом.
Двух-, трехкратное прикосновение-поглаживание криопакетом для адаптации пациента к холоду. Затем круговое, спиралевидное и прямолинейно-возвратное поглаживание и растирание с последующим разминанием в виде надавливания, и в заключение стабильная и лабильная вибрация, с последующей паузой отдыха, после которой следовал повтор вышеописанной манипуляции. Процедура КМ заканчивалась отдыхом тепло одетого пациента в кресле или кровати в течение 15-20 минут.
Представленная методика и техника выполнения процедуры КМ является базовой при лечении разных заболеваний внутренних органов с допустимыми незначительными отклонениями, обусловленными индивидуальностью пациента и особенностью течения заболеваний.
Обязательность соблюдения базовой структуры процедуры КМ определяется тем, что такая ее структура в подавляющем большинстве случаев способствует охлаждению кожных покровов пациента от 15 до 12°С, при котором достигается, по данным литературы, наиболее оптимальный положительный лечебный эффект локальной КТ.


Более того, нами было отмечено, что величины указанного оптимального снижения кожной температуры после каждой процедуры КМ были одинаковы на протяжении всего курса КМ. Следовательно, нет необходимости изменять временные параметры процедуры КМ по мере числа их увеличения. Это свидетельствовало об отсутствии феномена привыкания пациентов к холодовым процедурам и подтверждало наши рекомендации о необходимости четкого соблюдения первоначальных параметров процедуры КМ на всем протяжении курса.
И последнее, равнозначные временные параметры процедур КМ на протяжении всего курса лечения не приводили к состоянию перенапряжения системы термогенеза под влиянием холода, так как известно, что перенапряжение этой системы в условиях покоя наступает лишь после четырехкратного расхода ее потенциальных возможностей.


Противопоказаниями к применению КМ являются острая стадия заболевания (кроме гастроэнтерологических больных), обострение хронического пиелонефрита и цистита, гипер- и гипофункция щитовидной железы, симпатоганглиониты, а также редко встречающийся феномен индивидуальной непереносимости холода. Абсолютным противопоказанием к применению КМ, по нашему мнению, следует считать III и IV стадии патологического процесса при разных нозологических формах, для которых характерны глубокие морфо-структурные изменения в органах и тканях.
В то же время КМ может быть применен у лиц, имеющих противопоказания к физиотерапии: желудочно-кишечные кровотечения в анамнезе, доброкачественные опухоли женской и мужской половой сферы.
В доступной зарубежной и отечественной литературе нам не встретилось публикаций о наружном применении холода умеренной температуры при лечении гастроэнтерологических больных.


Одним из самых распространенных заболеваний желудочно-кишечного тракта является язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки (ЯБДК). Однако несмотря на большое число существующих и вновь предлагаемых современных медикаментозных средств и различных видов физиобальнеотерапии, количество больных язвенной болезнью не уменьшается.
Под нашим наблюдением находилось 78 амбулаторных больных ЯБДК в стадии обострения. Все пациенты в период лечения не получали медикаментозной терапии, но соблюдали диетическое питание. До лечения пациенты предъявляли жалобы на ноющие боли в эпигастральной области и диспептические расстройства. При осмотре отмечались миотоническое напряжение и зоны кожной гиперстезии в области передней брюшной стенки. У части больных, кроме этого, выявлялись болезненные мышечные уплотнения с явлениями сосудистого спазма и уменьшением скорости мышечного кровотока справа в паравертебральной области на уровне позвоночных сегментов Th4- Th6. Гастроскопия у всех больных выявляла язвенные дефекты слизистой оболочки от 0,3 до 1,0 см в диаметре.


При оценке показателей различных звеньев иммунной системы у 80% больных был выявлен значительный количественный клеточный дисбаланс тимусзависимого звена иммунитета с преобладанием в крови больных низкодифференцированных Т-клеток на фоне снижения количества В-лимфоцитов и повышения концентрации сывороточного IgM (у 30% больных) и IgA (у 55%), что свидетельствовало о существенной роли иммунной системы в регуляции обменно-трофических процессов и инициации воспаления у больных ЯБДК.


Больным 1-й группы (с язвенным дефектом от 0,3 до 0,5 см) проводился КМ области живота, 12-15 ежедневных процедур. Больным 2-й группы (с язвенным дефектом от 0,6 до 1,0 см) проводился КМ области живота и области спины на уровне позвоночных сегментов Th4 – Th6, 15-18 ежедневных процедур.
У 84% больных произошли выраженные благоприятные изменения: исчезли боли в гастродуоденальной области, диспептические явления, мышечное напряжение зоны кожной гиперестезии. Эти положительные сдвиги четко обозначались уже после первых 3-4 процедур КМ, а к концу курса лечения отмечался их стойкий и выраженный характер. Эндоскопически у больных было установлено полное заживление дуоденальной язвы, причем путем эпителизации дефекта, а не рубцевания. При гистологическом исследовании слизистой оболочки признаков ее воспаления не отмечалось и ее строение приближалось к нормальному. На то же указывали данные электронной микроскопии.
У 16% пациентов клинические, функциональные и морфологические изменения носили также позитивный характер, но с несколько замедленной динамикой морфологической картины. Как правило, у таких больных был более длительный анамнез заболевания, а также более глубокие отрицательные сдвиги в иммунологическом статусе, что и определило продление курса лечения до 15-18 процедур КМ. После удлиненного курса результаты лечения оказались позитивными, как и у больных с более коротким курсом КМ. Однако у этих больных полное заживление язвенного дефекта происходило с формированием и наличием нежного рубца, не деформирующего окружающие ткани.


Кроме того, заживление язвенного дефекта сопровождалось улучшением кровотока в зонах сегментарной иннервации гастродуоденальной системы и восстановлением измененного клеточного и гуморального звеньев иммунитета, что способствовало увеличению сроков ремиссии язвенной болезни.
Данный метод КМ (патент № 2036624) отличали хорошая переносимость, отсутствие обострений и отрицательных реакций; напротив, при лечении больные испытывали ощущение общего комфорта, отмечали улучшение сна, нормализовалась моторная функция желудочно-кишечного тракта, у пациентов возникала уверенность в благополучном прогнозе заболевания.


Не менее положительными и демонстративными оказались результаты лечения с применением КМ у больных язвенной болезнью желудка, гастритом, хроническим панкреатитом, холециститом, колодискинезией и хроническим колитом.
У наблюдаемых нами в клинике гастроэнтерологических больных часто имел место синдром хронического запора, доставляющий пациентам много неудобств и волнений. В связи с этим была разработана методика КМ области живота для лечения хронических запоров (патент № 2080843).
Под наблюдением в условиях стационара находилось 34 пациента, страдающих хроническим запором, из них 19 - с синдромом раздраженной толстой кишки и 15 - после резекции желудка или холецистэктомии. Процедуры КМ области живота проводились ежедневно в течение 7-8 дней.


На фоне проводимого лечения у пациентов нормализовался стул, улучшились микроциркуляция в слизистой оболочке кишечника, двигательная функция толстой кишки, особенно при ее атонических состояниях, что подтверждалось данными контрольных эндоскопических и морфологических исследований толстого кишечника.

Кузнецов О.Ф., Строганов С.В., Стяжкина Е.М., Гусарова С.А. ЛФК и массаж, № 6(9) 2003 – С. 25-33